1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Лошадка, лошадка... Очерк

О чем только не передумаешь, лежа под капельницей. Порою возникают такие сюжеты, о которых, казалось, забыл окончательно.
— Сестричка!
— Что?! Плохо, родненький?
— Авторучка с собой? Запиши, чтобы не забыть...
Сестричкам знакомы мои причуды. Уже не один год посещаю это кардиологическое отделение.
— Что будем записывать?
— Пиши: лошадь по имени Пикап... Записала? Положи написанное на тумбочку...
«Соскочив» с капельницы, дома тут же записываю свои мысли: сразу не запишу — не вспомню.
Итак:
«Дела давно минувших дней,
Преданье старины глубокой...»

Лошадь по имени Пикап
(с лирическим отступлением и печальным эпилогом)

Первое лирическое отступление

Когда нашу группу, шастающую по дорогам беспризорья, из московского Даниловского приемника, в победном мае сорок пятого, привезли в Карело-Финскую Сегежу, поселок, ставший городом, встретил нас песней. Группа таких же сорванцов, как и мы, под командованием военрука горланила совсем не строевую песню:

У калитки заветная груша,
Где всегда целовал я тебя,
Здравствуй, здравствуй,
Моя дорогуша,
Незажившая язва моя...

Мы в тот момент еще не знали, что четырнадцатилетние пацаны, изловленные на дорогах войны, станут нашими товарищами, — нам предстояло учиться в первом ремесленном училище — РУ № 1, и направят нас туда за несколько месяцев до учебного года. На хозяйственные работы.
Меня определили в конюхи, и стал я «управлять» белой кобылой с военной кличкой Пикап.

Второе лирическое отступление, или штрих-портрет кобылы по имени Пикап

Я сегодня не по годам умный, начитавшись специальных книжек, много чего знаю о белых лошадях, а моя кобыла — женского рода, но с мужским автомобильным именем Пикап, была белой масти. И сегодня я знаю, что от масти лошади зависит смысл символа. Белый конь связан с Солнцем, с дневной ясностью, с огнем, и солнечными героями, и борьбой с трудностями. И еще я знаю: белый солнечный конь, — это интеллект, разум и чистота помыслов. И все, что есть во мне сегодня хорошего, — это от Пикапа.
Белый Пикап — это трофейный битюг, с вырванным в боку куском мяса, небрежно заштопанным военным ветеринаром. Я любил свое кобылье Белое Солнце... сегодня я бы написал «как девушку», но тогда я не знал никаких девушек, как НЕЧТО СВОЕ, как часть самого себя, и коняга отвечала мне тем же. Наверное, в жизни ее лошадиной часто били возницы-финны. На первых порах кобылица даже вздрагивала, когда я прилаживал ей на холкувыю хомут. А потом поняла своим чистым умом, что вреда я ей не принесу, полюбила меня и радостно фыркала, когда я к ней приближался.
Даже молодой цыган-фронтовик, увешанный орденами и медалями, но пьяныга, каких свет не видывал.

Тут я малость привираю, Сегежа всегда любила выпить и я там пристрастился к первой своей рюмке и не успокоился, пока не выпил свою цистерну, так что не только орденоносный цыган числился в пьяныгах.

Цыган-орденоносец встречал меня в городе у пекарни — там он служил в сторожах — и говорил не раз:
— Ухоженный у тебя конь. У тебя и Пикапа, — цыган переходил на свой родной язык, — и грэстэ екх ипо, — что означало: у тебя и коня одно сердце!
Это было высшей похвалой в его устах.
И скармливал кобыле горбушку хлеба, которую уворовал на хлебозаводе, приговаривая при этом:
— Ромэс грэса розлыджала могила, по-русски перевести, как говорится, плакать будешь: цыгана с конем разлучит могила!
Мне б скормил эту краюху хлеба, а я только слюнки глотал — Сегежа голодала, и я не был исключением...

Эпилог

А потом случилась беда, на заготовках грибов и ягод. Лошадушка провалилась в болото, распорола себе корягой живот, и военрук ее пристрелил, чтобы не мучилась.
А на столе нашем скудном появилось мясо. И Лелечка Воеводина — она всегда подкармливала меня — положила мне двойную порцию мяса.
Я ел мясо своей лошадушки и... плакал. Я и сейчас плачу от таких воспоминаний.

Сейчас 218 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход