1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Обломки якорей. Стихотворения

* * *

Когда возвращаешься, лучше не помнить имен.
Ты нем и прозрачен, как дым, или дождь, или оклик.
Исколотый каплями, воздух слегка искривлен,
и в нем накренились деревья, и травы промокли.

Заброшена пасека, дом у протоки снесли.
На ветке заломленной поздняя, горькая завязь.
А ты просто мимо течешь, не касаясь земли,
холодной рукой ничего, никого не касаясь.

* * *

…мне приснилось снова:
свист приемника,
еле различимые слова,
битая трофейная майолика,
склеенная желтым ПВА,
сломанный скелет пожарной лестницы,
очередь у винного ларька…

…будто бы до школы больше месяца,
и таскаем мы исподтишка
абрикосы из фанерных ящиков
на задворках базы овощной –

непотерянное настоящее
детской жизни, прожитой, смешной,
памятью очерченной, как ретушью,
где мечталось только о простом…

…вот приедет из больницы дедушка,
и починит куклу, и потом
купит мне воздушное пирожное,
словно сотворяя волшебство…
…и отец вернется к маме, может быть,
и она не выгонит его.

* * *

Так люди говорят: по-милому хорош.
Таков уклад замкадовского быта,
когда, по коридору улиц, ты идешь
от общежития до общепита.

Вдыхаешь запах трав, настоянный раствор
на дымке влажной, на росе вечерней...
Чем меньше города, тем горше их родство
со всем, чего коснулось отреченье, —

с годами, что текли быстрее ли, острей
иных событий, поздних, вместе взятых...
Я нынче нахожу обломки якорей
из тех далеких, из восьмидесятых —

в унылых городках, где улицы в листве,
где дворники белесы и поддаты,
где меж сухих ветвей такой струится свет,
что мне легко,
что мне плевать на даты.

Ярославское шоссе

1.

Снесен бордюр, с асфальта сняли скальп.
Стучит отбойник, строят эстакаду.
За год-другой тут будет все как надо:
сквозной проезд, опоры вертикаль.

Проходит в яркой курточке Айше
туда-сюда среди бетонных блоков.
Айше по-русски понимает плохо
и строит Ярославское шоссе.

Она проложит эту магистраль
(Россия вечно держится на бабах).
И вдаль поедут в новеньких саабах
Хирад, Галиб, Рабах, Инал, Амаль.

2. М-8

В потоке нужно двигаться как все.
Вот полоса твоя. А вот чужая.
Вот мертвый пес на левой полосе.
Его, кто может, даже объезжает.

Обочина. Посадские леса,
и треск цикад, и жар от сонных сосен...
И этот пес.
Глядит в мои глаза.
И фуры мчатся,
и гудит М-8.

И снова — щелк дорожного ремня.
И в небе вьется стайка белых змеек.
И та собака, что внутри меня,
все понимает, не скулит.
Не смеет.

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход