1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Детство зеленково. Стихотворения

Детство зеленково

детство зеленково, детство портфелево, с первыми фар-
тучными сентябрями…
там, под балконом, заснежено дерево,
раненное снегирями.
детство щи-кашево — есть больше нечего — осень босы-
ми проносится листьями…
там, под балконом, секретная трещина:
с тайными письмами.
детство простудово-аспиринное, с добрыми бабами
и дядявитями…
там, над балконом… а я на перила, и я полечу, вот уви-
дите!
в школу, потом в институт — кто бы спрашивал, чем бы
мои весен надцать ни тешились…
мне под балконом мерещится страшное:
я не взлетевшая.

улица

Пей, моя девочка, пей, моя милая,
Это плохое вино.
Александр Вертинский


кто-то развеется, кто-то обуглится, новых домов наро-
жает улица, рассует своих новых жильцов по сейфам,
по однокомнатному цветку всем эльфам! будешь опять
замораживать стройки? ну? я вот возьму и в снег тебя
заверну… будешь бегать еще, проклятая, на аборты?
гениев посылать на офисную работу?

смотри, это твои повылазили из иномарок кроты,
повыскакивали вместо лиц и запрыгали по тротуарам
— рты, это они от америки до москвы, от парижа до лон-
дона всех тузов козырных поскупали колодами, это они
взвинтили цены на братство и овощи. девочка, девочка,
спи, ростом с дюйм вдовочка…

…девочка, девочка, спи, пусть тебе снятся кошма-
ры — то ты морская ведьма, то царица тамара — лучше,
чем бестолковой алисой в реальность к обряженным
кроликам провалиться… не знаю, как ты, а я считаю —
неправильно, что каждый здесь должен убить по авелю,
родить банальность, построиться в очередь… жаль,
что никто не мечтает о дочери. девочка, девочка, спи,
пусть тебе снятся кошмары — у царицы агари в служан-
ках сарра, катается солнце пыльное, служит, как может,
лужам. будешь опять замораживать стройки, ну же???

ветер качается на качелях, пожуй, малыш, листопада пе-
ченье, если ты так упорно отказываешься от каш — с неба
на землю, туда и обратно — кач-кач… туда и обратно,
а лучше отсюда и даже оттуда, маленький мой, бойся жар-
ких проспектов — не тундры — там где сиянье, каким бы
ни было северным, все-таки с небом, тоской и оленями…

кто-то зацепится, кто-то сдунется, снова накрасится
осенью улица, рассует алкашей по ящикам за магази-
нами (девочка, девочка, спи, ты сильная) будет опять
замораживать пятиэтажки… может быть, скушаешь хоть
одну ложечку кашки?.. хотя бы немножко раннего утра,
настоянного на темноте, маленький мой, тебе ли до на-
ших дневных страстей… где я буду злее, затасканнее
и слабее, чем у твоей бессовестной колыбели, которая
не усыпляет, а только смеется, качая (девочка, девочка,
спи, не надо тебе никакого чая).

кто-то поссорится, кто-то не сунется, а ты, как я вижу,
все та же, улица, так же меняешь сугробы, как пам-
персы, так же от нас норовишь избавиться. будут тебе
и цены, и сникерс, и тучи «без сахара», будет суп из люб-
ви со страхами, будут тебе лесные ванны с лепестками
березы, будет тебе и пиво и оззи осборн… я вот возьму
и в крюк тебя лабиринтный согну. будешь теперь размо-
раживать стройки. ну? я тебе обещаю новый ночной клу-
бешник, и дыма, и каблуков… звезд и даже со стразами
облаков! я обещаю вернуть тебе все колеса и руки твои —
без спиц… (девочка, девочка, я умоляю, спи…)

Сейчас 205 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход