1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Осенние псы Карпат. Стихи украинского поэта Василя Герасимюка в переводах Николая Калиниченко

Иду опушкой, травы приминаю
Безгласные. Кругом царит покой,
А мне тревожно, отчего — не знаю.
Смотрю назад, кто следует за мной?

Но нет погони, не крадутся тени,
Клинок не вспыхнет, сердце леденя,
Быть может, это стаи псов осенних,
Проснулись и учуяли меня?

Ни воя, ни рычанья и на склонах,
Не видно днесь блуждающих отар.
Молчат вершины в снеговых попонах.
Морозный над селом клубится пар.

Довольство лета трачено погоней,
Душа внутри, что дымная изба,
И листья бука разом прянут с кроны,
Как за конем собачья голытьба.

Их белы спины, и глаза, и выи,
А лапы их измазаны в золе.
Хозяйки их крикливые и злые,
Хозяева — всегда навеселе.

А ты живешь и весело играешь,
Щенком игривым ластишься к ногам,
Но вдруг назад посмотришь и узнаешь,
Кто за тобою ходит по пятам.

* * *

Запахли яблоки на сене,
На молодецкий первый грех.
Места гали цкие осенние.
Есть от Феллини что-то в тех

Воспоминаниях оставленных,
Забытых здесь, как Божий дар,
В тени Карпат, огнем оправленных,
Осенний движется базар.

Замело

Старый Грегит* замело, ходишь, считаешь углы.
Кофе и шорох шагов, снегом скрипит тишина.
Губы сжимаешь стеной, слово живое — ни-ни!
Спрячься, укройся, молчи, тропы совсем замело.
И не спуститься с горы, тихо сиди, не спугни,
Слушай, как старец уйдет, ветхая тонкая жизнь.
Слез не изронит родня, диду под лавкой лежать.
Гору совсем замело, и не снести на погост
Сами сидят у окон, смотрят: кого там несет?
Чья это? Что там на ней? Гору совсем замело.
Кто-то считает часы, с криком врывается в дом:
Кто это умер? Когда? Свечку хотя бы поставь!
Не отвечают, молчат. Что ему свечка? Пускай
Ждет, как снега поползут — сразу снесем на погост.

* Грегит — одна из самых высоких вершин Карпат.

Мужской танец

(аркан, древний гуцульский танец)

Станцуй со мной аркан, мой друг,
Один лишь только раз.
Как крепок древний жизни круг,
Почувствуешь тотчас.

Как тяжело создать порой,
Но после не сломать
Одну меж небом и землей
Великую печать.

Соседей плечи охватив,
Пополни круг мужской.
Ладони сжав, лови мотив
Гуцульский, колдовской.

Кружась, исторгни дикий крик
От сердца, от души,
И только в этот самый миг
Почувствуешь, что жив.

Смешай с друзьями кровь и пот,
Как некогда мешал,
В стране далекой Плотник Тот,
Что мертвых воскрешал

Терновым жалован венком,
Прибит к Кресту висел,
Но, смерть поправ, в кругу мужском
Весь мир обнять сумел.

Сейчас 199 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход