1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Религиозные истоки поэтического творчества и концепция «открытого произведения» Умберто Эко. Очерк

umberto ekoС онтологической точки зрения, поэтическое творчество в этом мире возможно лишь потому, что сам мир является результатом «поэтического творчества» — воплотившимся, сокровенным замыслом Творца. Чтобы язык как смысловое поле творческих переживаний возник в той или иной части Вселенной, необходимо, чтобы сама Вселенная была сформирована на основе Языка, на основе Смысла, на основе Божественного Логоса. В противном случае невозможно было бы не только поставить творческую задачу, творческую цель, но и осознать, пережить саму потребность творчества в экзистенциальном акте самообнаружения, самополагания, самосознания.

Божественный Логос, сотворивший этот мир, сотворивший человека по своему Образу и Подобию, ждет от человека творческого ответа на свой глубинный Зов, ждет продолжения своего творения в человеческой жизни, ждет творческого самовыражения и самоосуществления ликов и лиц. Живая языковая стихия мира, живая смысловая энергия бытия рождает особый вид поэтического познания, способного привести к истине посредством спонтанной, интуитивной работы с мыслеобразами на основе заложенных в нас сокровенных предчувствий и предощущений. В душе поэта, словно молнии, словно зарницы, вспыхивают и гаснут праслова, праидеи, прасимволы, прамифы, прасюжеты, прасценарии, всегда существующие в Беспредельности Божественного Духа, в идеальной структуре Вселенной. Задача поэта — найти соответствующие слова, идеи, символы мифы, сюжеты, сценарии для их земного воплощения в данной точке пространства и времени, в данной конкретной исторической эпохе, в данном конкретном историческом языке.
Итальянский философ, историк-медиевист Умберто Эко в своей известной книге «Открытое произведение» пытается определить, каким должно быть художественное творение в эпоху квантовой теории, теории относительности и теории Большого взрыва. «Любая художественная форма, — говорит он, — разновидность познания, «эпистемологическая метафора». Однако «аристотелевские законы правдоподобия», «причинности» и «необходимости», в рамках которых создавались произведения в прошлом, безнадежно устарели. Жизнь невозможно объяснить до дна, до конца нашими «интерпретациями», нашими «рациональными схемами». Мир невозможно «однозначно» определить в его неисчерпаемой сложности. Отсюда всегда новые контуры, всегда новые возможности для «художественной формы». «Основная задача современ¬ного искусства, — считает Умберто Эко, — отойти от «привычного механизированного, рассудочного способа ориентации в реальных событиях с однозначными смыслами». Истинное художественное произведение, поэтому должно быть «открытым», «многозначным», «двусмысленным», «лишенным предугадываемой развязки». «Неоднозначность» и «неопределенность» — его основная ценность. Новый поэтический подход — в «многополярности» художественного произведения, в «многозначности его поэтической структуры», в «многосторонней открытости его содержания». Богатство поэтических смыслов и идей должно рождаться из «смысловой бесконечности самого сообщения», которое по своей природе «неодномерно», «неоднонаправленно». Умберто Эко утверждает и обосновывает «глубинную неопределенность повседневных событий». «Задача современной поэтики, — говорит философ, — не столько в окончательном узнавании художественной формы, сколько в непрерывности и открытости этого процесса». Необходимо «заключить в скобки» устоявшиеся тенденции самого «дискурса», самого «письма», необходимо разрушить «привычку к правдоподобию», необходимо разбить «традиционную причинность». Нас должно привлекать и вдохновлять не «предвидение ожидаемого, а ожидание непредвиденного». Мы должны посмотреть на мир новым зрением, свободным от привычных схем разума. «Писать, — заявляет философ, — значит расшатывать смысл мира».
Книга Умберто Эко содержательна, познавательна, многое дает для понимания основных тенденций развития художественного творчества во второй половине XX века. Однако религиозно мыслящему читателю не ясно, как проповедуемое философом «открытое произведение» соотносится с Языком Вселенной, с таинственными письменами мира, без которых этот мир — всего лишь непроницаемый универсум тьмы, бессмысленное сосуществование мертвых объектов. Остается не освещенным, должно ли «открытое произведение» быть чем-то самодостаточным, и, в этом смысле, самозамкнутым, или же оно есть некое средство для достижения эстетических, познавательных и религиозных целей. После серьезного изучения книги закрадывается мысль, что многозначность, многомерность, алогичность, неправдоподобность, неопределенность, двусмысленность являются не следствием сложности бытия, а произвольно выбранными критериями эстетически пресыщенной мысли. Но религиозно мыслящий читатель знает и помнит в глубине души: ничто не в силах помешать Истине открыться в простоте и быть доступной младенцам.

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход