1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Чему посвятить остаток жизни. Интервью

Lagutenko IljyaС первого студийного альбома «Морская» (1997) и по сей день — 15 лет! — «Мумий Тролль» ведет себя весьма активно, и хотя груп­па покинула телевизор, она раздвигает пространства иного рода, как географические, так и виртуальные. В конце прошлого года Илья Лагутенко выпустил книгу «Владивосток-3000», написанную в соав­торстве с владивостокским журналистом Василием Авченко — уто­пию о любимом городе.

—   Илья, от человека твоего статуса ожидаешь книгу если не вос­поминаний, то хоть в какой-то мере о себе. А вы написали о Влади­востоке, да еще вымышленном...

—   «Владивосток-3000», действительно, отнюдь не голая прав­да о самих себе. Это фантастическая история, сотканная из обсто­ятельств, о которых мы и наши земляки мечтали, делились друг с другом. Предположениями... Потом пришла уверенность в том, что необходимо собрать этот конструктор кармических перерож­дений наших идей.

—     Как ты понял, что пришло время заняться литературой?

—     Мы оттолкнулись от песни, которая, кто бы что ни говорил, никогда не была манифестом. «Владивосток-2000» скорее, песня сказочная. Она стала популярной, и нам показалось, что эта исто­рия может развиться дальше. Ну, например: «А что будет, если. Если Владивосток — три тысячи?» В прошлом году мы сняли ви­део о столице Тихоокеанского флота. Клип интерактивный, в него можно зайти, кликнув мышкой, рассмотреть подробности. Кни­га — переходный этап из одного состояния в другое. Новые тех­нологии подсказывают новые решения, останавливаться мы не бу­дем, и это — еще одно начало.

—   Когда будет снято кино?

—   Сначала нужно распространить книгу среди членов всяче­ских киногильдий, а потом найдется тот, с которым мы поймем друг друга. Так же как поняли друг друга с Василием Авченко: без долгих посиделок, переговоров, поймем даже на разных концах мира.

—   Писалось долго?

—   Рассказывать о создании книги для меня необычно. Сама идея витала в кругу моих друзей довольно долго. Мы не знали, ка­кую приложить к этой идее драматургию, не хотели связывать себя теми или иными рамками. Для меня книга «Владивосток-3000» — глава длинной истории. Однажды мне стало понятно, что на под­могу должен прийти человек менее музыкальный и более литера­турный. Такой человек нашелся и взялся за работу. Ему удалось систематизировать наши идеи и даже шутки, которые стали реаль­ностью «Владивостока-3000».

Когда мы встретились, то сразу поняли друг друга. Мы вместе совершали тур по Сибири, Камчатке, Магадану и Сахалину, и бла­годаря этому путешествию текст выкристаллизовался окончатель­но. Круглым счетом февраль — март на поездку, в мае — финал. Переговоры с издательствами заняли больше времени, чем напи­сание книги.

—    Были ли авторы, на творчество которых вы ориентировались?

—   Над формой мы побились, но Василий предложил жанр ки­ноповести, и на этом мы сошлись. Что же до ориентиров, то мно­гие, кто читал, сравнивали «Владивосток-3000» с книгой Василия Аксенова «Остров Крым». Действительно, пересечения знакомых реалий страны в другом контексте — то, что роднит эти книги. Я был скорее в ответе за концепцию, а за буквы — Василий. Но мне пришлось перечитать записки капитана Арсеньева и других, в том числе иностранных, путешественников. Я понял, что векторы раз­вития края были заданы уже в XVIII и XIX веках.

—  Вы не боитесь обвинений в сепаратизме? По концепции книги Владивосток-3000 политически отделен от Москвы.

—  Действительно, в тексте присутствует Москва. Но не в том смысле, как можно подумать. Владивосток — отдельный мир,

он действительно в определенном смысле существует отдельно Илья от других земель, и эта метафора призвана подчеркнуть «особость» Владивостока.

—   Как решалась концепция оформления? Две карты на форзацах — Владивосток нынешний и Владвивосток-3000 — не скудно ли?

—   Сначала мы, конечно, рассчитывали сделать много иллюс­траций. Но потом поняли, что тогда выход книги будет отложен на неопределенное, и, скорее всего, долгое время. Дискуссия об обложке — на ней изображен тот самый краб, кокарда офице­ров флота Тихого океана Владивостока-3000, — тоже заняла много времени. Больше, чем сама работа художника. Сейчас мы обдумы­ваем иллюстративную часть проекта. Но задача создания нового мира — довольно сложная.

—   При выборе жанра вы учитывали его актуальность, или все ре­шилось само собой?

—   По мне, так само собой. Вообще-то мне тяжело дается читка сценариев. Первой моей идеей, если уж начистоту, было: давайте сделаем кино! Но потом мы решили пойти проторенной тропой, начать с простого — с литературы. (Смеется.)

—   И все же — тяжело ли было работать над первой книгой?

—   Мне было необходимо себя попробовать в новой области. Но работа шла легко. И главное — всем хватило терпения довести дело до конца.

—   Расскажи, как технически вы работали с соавтором?

—   К сожалению, мы не повесили камеры и не сделали реалити- шоу. Я не знал, что это вызывает такой интерес. Для нас это было новым делом, никаких установок не существовало. Мы не писали по страницам, по главам. Самое простое объяснение — это сравне­ние с созданием музыкального альбома: не бывает так, что прихо­дит автор, у которого есть стихи, и композитор с музыкой. Всё де­лается шаг за шагом, кто-то сыграл, кто-то сочинил, потом снова переработали — и вот она, композиция. Это совместное творчест­во, в котором каждый шаг каждого участника продуцирует следу­ющий шаг.

Сначала мы хотели выпустить книгу под псевдонимом. Ну, на­пример, Олег Русских. Да кто-то слил эту запретную информацию. Действительно, псевдоним отвечал бы нашей концепции больше всего. Но во время переговоров все издательства в один голос твер­дили: всё что угодно, только не псевдоним! Любят наши издатели реальных людей. Стоят за правду.

—    Будет ли продолжение?

—    «И ничего больше», так заканчивается «Владивосток-3000». (Смеется.) Но форма, содержание, идея проекта таковы, что про­стор для продолжения заложен в них изначально. Сейчас есть технологии, которые позволяют работать писателю без филологического образования, режиссеру — без ВГИКа, музыканту — без консерватории. Если есть идея. Я вижу эту историю, как роман в трех частях. Этому проекту, вообще-то, можно посвятить остаток жизни.

—   Какую реакцию вы ожидаете?

—   Все, кто читал эту книгу, реагировали так, как мне бы и хоте­лось. Говорили: «Но ведь в книге есть вещи, которые поймет толь­ко житель Владивостока!» Да. Но мне хочется, чтобы эти вещи по­нимали все. Это не проект поддержки дальневосточного туризма (смеется), и сейчас мне интересно, как эту книгу воспримут люди, далекие от дальневосточных реалий.

Беседовал Сергей Шулаков

Сейчас 193 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход