1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Последний голубенок. Рассказ

Селигер

1. Просторный, но дряхлый, совершенно неухоженный, никогда не подправлявшийся дом Виктора Петровича Голубева стоит в одиночестве на одном из трех холмов деревеньки Коньшино. Это — дальнее Подмосковье, Тверская область, Селижаровский район. Рядом — федеральная трасса Москва — Санкт-Петербург

Виктория. Рассказ

На палубе

Victoria в заводе и в переводе с латинского — «победа». А она и есть победа. С ней победа. За ней победа. Виктория Викторовна Викторова — жгучая брюнетка. Шаг имеет быстрый, как бы бегущий по волнам. Дыхание — легкое. Нос прямой, римско-греческий. Губы припухлые. Глаза морские, синие. Нога у Виктории длиной 106 см, а размером 34. А талия 54 см. Талия ну просто осиная. Высокая тугая стоячая грудь же ее 3-го номера.

Дача. Роман (начало)

Роман «Дача»

Дача. Брызги солнца в окно. Сквозь густую листву сирени, откуда время от времени раздается короткая, но звучная, похожая на голос флейты песенка серой птички с черной шапочкой на голове, птичка так и называется – черноголовка. Еще вчера хозяева дачи, мои родственники – генерал с женой и двумя детьми уехали в Москву и вернутся поздно вечером.

Парус. Повесть

На моторной лодкеОтец лежал на столе. Длинный этот стол притащили от соседей. Но все равно он был короток отцу, ноги в новых носках торчали за край. Дядя Коля-писатель пытался сейчас натянуть на ноги новые тапочки. Одной своей рукой. Тапочки не налезали. Ноги казались култастыми и словно бы тоже не отца.

Неандертальца ищу... Роман-идиот. Или — Венок романов

neandertalets
Часть первая (Гл.1-6)
1. Слоны и мамонты
Неандертальцы говорили медленно...

Египет. Рассказ Николая Зайцева

ishod-evreev—    Мне кажется, что я жил в то время, когда мы вышли из Егип­та. Мы долго шли по раскаленной пустыне, мучаясь от жары. Никто не знал, куда мы идем. Этот путь был таким долгим, что я не пом­ню, куда же мы пришли. Неужели мы пришли сюда? — говорил Со­ломон, наш сосед,

Бабье лето Ирины Романцовой. Рассказ

Имение— Ирусь, родная, иди че скажу, — баба Галя перегнулась через калитку, пытаясь нащупать защелку. — И зачем запираешь? А, ветром мотает, поняла. Иди сюда.
Ирина бросила отжатую рубашку в таз, вытерла о фартук руки и подошла к калитке.

Сейчас 275 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход