1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Обязаны. Стихотворение

ObyazanyЗа полночь.
Саван постели горяч,
впитав весь огонь из меня,
обжигает бессонницей…

Мыслей тайная комната
вскрыта.
Но мне бы не думать,
не чувствовать, не существовать,
превратиться в сухую улитку,
эй, где ты, с дубиной снотворной? —
давай… Усыпи по затылку.

Ноль тридцать.
До кухни семнадцать шагов:
семь — по мягкому ворсу,
шесть — по жесткому,
четыре — по битому стеклу паркета.

Саван кухни прозрачен
и черн.
Чирк — вспышка пламени:
уголь кометы,
хвост, в черноте исчезающий…
Затягиваюсь и
выдыхаю, казалось бы —
вместе с мыслями,
отступающими.

Тик, тик — время живет на стене.
Чирк — ноль тридцать восемь.

Мысли — песчинки в песочных часах
падают в одну точку:
душа — рукотворна,
налей же ей яду,
стань инструментом
могильщика.
Ты придумал себе
этот истинный мир,
в нем душа лишь хранилище боли,
ты обязан стать мертвым —
равнодушным к живым,
и — свободным,
свободным…

Должен,
должен… —
крапает время сквозь ночь.
В замершем дыме сокрылась
прозрачность.
Темность окна,
точно тыльная сторона
картины, распятой на улице.
Кто-то тихо шуршит по дороге
и, быть может, внимательно смотрит
на мой портрет, но не видит, что я —
за холстом,
замурован в стене,
замурован для всех,
замурован… —
крапает время.

Тик… —
три двадцать… одна… две… три…

Сигареты закончились.
Четыре шага, шесть, семь…
И неизбежно — обратно,
в саван друзей.

Часы перевернуты.
Мысли-друзья за секундами вновь
устремились…
Нет. Вы мысли-враги,
вам убить мою сущность желаемо.
Но не сможете,
у головы пистолет взведен
в ожидании: пять ноль одна.

Я сегодня чудовищно трезв
и вздыхаю пустыми словами,
уподоблен стене,
мне бы просто уснуть,
вместо бремени савана,
вместе с часами.

Тик, тик, тик, тик…

Пять утра, пятнадцать секунд…
Скоро тени приступят к работе,
а мне — пора…

Сейчас 207 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход