1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Пляска Чингиз-Хаима перед портретом Марьи Ивановны Однощекиной (О завязке)

Чехов читает«Рассказ мой начинается, как  начинаются  вообще все  лучшие  русские сказания; был я, признаться, выпивши...» Антон Павлович Чехов, некогда мастер короткого рассказа, а ныне – «великий украинский поэт», знал толк в завязках.

Простое чеховское правило - «НО ВДРУГ» - и у нас готова завязка. Мы получаем противоречие, создаем или выявляем конфликт. Ещё секунду назад некий Чингиз-Хаим, безумный и прекрасный, спокойно стоял перед портретом Марьи Ивановны Однощекиной. «Но вдруг... В рассказах часто встречается это «но вдруг». Авторы правы: жизнь так полна внезапностей!»

Нельзя не согласиться с Антоном Павловичем. Внезапность – залог успеха. Серьезные авторы берут внезапностью, их произведения всегда получают какой-то отклик, вызывают гнев или радость. Без них литература была бы пресной и серой.

Но вдруг… Но вдруг Мариванна скривилась, зажмурилась, хватанула ртом воздух и… АПЧХИ! Прямо с картины - на пляшущего Чингиз-Хаима!

Ладно, представим стоящих на стартовой линии персонажей. Если была экспозиция, нам хорошо известно, в каком положении наши герои - кто на нижнем старте, кто на верхнем, а кто только разминается. Если нет, просто ждем пистолетного выстрела…

Ну же… не тяни… стреляй… Наконец - ПАФФ! Побежали… Кого-то убило? Детектив. Не услышали выстрел? Мистика. Побежали на сверхсветовой скорости? Фантастика…

Этот выстрел и есть завязка. Спусковой крючок для развития сюжета. Чем раньше грянет, тем лучше. Чем раньше поднимет пыль Чингиз-Хаим, тем скорее чихнет Мариванна. Вспомним, какой век на дворе? Не девятнадцатый. И даже не двадцатый. Нынешний читатель не осилит экспозицию. Он не будет ждать долго, он закроет страницу ещё до того, как все начнется.

«В роскошно  убранной  гостиной,  на  кушетке,  обитой  темно-фиолетовым бархатом,  сидела  молодая  женщина  лет  двадцати  трех.  Звали  ее  Марьей Ивановной Однощекиной.

- Какое шаблонное, стереотипное начало! - воскликнет читатель. -  Вечно эти господа начинают роскошно убранными гостиными! Читать не хочется!»

И это в конце девятнадцатого века! А сейчас?

Сейчас читатель предпочитает произведения со стремительной завязкой. Возьмем романы о «попаданцах». Мэри и Гарри Сью, обладающие силой, магическим предметом или современными знаниями, снова и снова попадают в прошлое или альтернативный мир, где им нет равных. Это происходит внезапно, сразу же, в самом начале произведения. Поэтому прием работает на ура, несмотря на затасканность. Почему бы и нам не поступить так же?

Конечно, у нас будут другие завязки. Мы поставим перед героями более интересные задачи. Заинтригуем читателей и самих себя. Отыщем необычное в обычном. Перевернем вверх дном и всё смешаем в доме Облонских. Сделаем не так, как ожидалось. Причем как можно раньше – практически в первом абзаце. Мы ничем не рискуем – в литературе не бывает фальстартов.

Мы не будем брать пример с эпических авторов – Умберто Эко, Гюнтера Грасса, Салмана Рушди, Габриэля Гарсиа Маркеса, Милорада Павича… Они неприкосновенны, они вне критики. Их имена сами по себе являются завязками. А мы пока ещё писатели без имени, наши книги оценивают по первым страницам. Или вообще новички, которых оценивают по первым абзацам. Как же нам быть? Ответ очевиден: играть по литературным правилам, бежать все быстрее и быстрее.

Так где у нас завязка? Правильно – в самом начале.

Мариванна - ПикассоИ напоследок мой личный ТОП литературных произведений с наиболее интересной завязкой:

- Джеймс Баллард «Кокаиновые ночи». Писатель-путешественник летит в Испанию вызволять брата, посаженного в тюрьму за убийство пятерых человек в городке Эстрелья-де-Мар.

Интересен контраст между прекрасным и ужасным - курортной атмосферой и убийством. Дополнительная интрига в том, что брат не отрицает свою виновность. Как же быть главному герою?

- Ромен Гари «Пляска Чингиз-Хаима». Духрасстрелянного в конце войны комика Хаима вселяется в тело своего палача – хауптюденфрессера Шатца.

Интересна борьба противоположностей, немец и еврей, трагическое и комическое. А тем временем комиссару Шатцу нужно расследовать серию убийств в лесу Гайст.

- Глинн Алан «Области тьмы». Неудачник Эдди Спинола пробует таблетку МДТ-48, которая превращает его в ходячий компьютер.

Кто не мечтал о такой таблетке? Интересен контраст между средними способностями и гениальностью. Под вопросом цена таких превращений и последствия.

- Дмитрий Липскеров «40 лет Чанчжоэ». Странное нашествие кур на славный город Чанчжоэ.

При всей абсурдности происходящего писатель не сильно отдаляется от реальности. Куры мало чем отличаются от местных жителей, разве что в хозяйстве полезнее.

- Жан-Кристоф Гранже «Империя волков». Во время медицинского теста Анна Геймз узнает всех – Мэрилин Монро, Бетховена, Джоконду, Мао Цзэдуна – но только не лицо своего мужа.

Какая-то странная болезнь! Или все подстроено? Может быть, это не её муж? Может быть, Марья Ивановна настоящая? И у неё есть другая щека?

Подтолкнем же нашего Чингиз-Хаима поближе к картине.

Комментарии   

 
0 #1 Сергей Лысенко 09.07.2013 20:54
Уже в субботу - следующая статья.
"Исхиапод, браконьер и отрезанная коровья голова" - о сюжете.
Как заманить читателя, где развернуться модернистам и как уместить все элементы сюжета в одном предложении.
 

You have no rights to post comments

Сейчас 66 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход