1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Исхиапод, браконьер и отрезанная коровья голова (О сюжете)

Пикассо с головой коровы«Браконьер бросил в реку электрический кабель, дождался, пока всплывет рыба, и отправился её собирать. Тока хватило и на него». Этот смертельный случай из жизни имеет все составляющие традиционного рассказа – завязку, развитие, кульминацию и развязку.

Все элементы сюжета важны, все равноценны. Если что-то упустим, наше произведение не заиграет, и мы получим вопросительные знаки вместо восклицательных. Конечно, можно объединить развязку с кульминацией или оставить её открытой («Браконьеру было тридцать три года»), добавить экспозицию («Полторабатько – браконьер из Лохвицы») и постпозицию («Он хотел наловить рыбы для поминок своей тещи»), а то и пролог («Тиха украинская ночь…») с эпилогом («Не стало Полторабатько, измельчала река Сула…»), но каркас должен остаться неизменным.

Завязка-действие-кульминация-развязка. Данная цепочка - необходимое и достаточное условие для описания события. Событие – это основа любого сюжета, это преодоление персонажем некой смысловой границы. Наш браконьер преодолевает границу между жизнью и смертью. Событие состоялось, когда он полез за рыбой, забыв вытащить из воды электрический кабель. У нас появился сюжет со всеми составляющими.

Без завязки или развязки, действия или кульминации не будет самого рассказа. Мы получим нечто бессюжетное, какой-то голый факт. Например, мы сообщим, что браконьер использовал оголенный электрокабель. Или просто констатируем его смерть.

Классическая сюжетная структура обусловлена природой человеческого восприятия, а значит, интересна подавляющему большинству. Первобытные наскальные рисунки, мифы, легенды и сказки. Истории по базовой схеме всегда были интересными, всегда развлекали. А мы, вместе с Умберто Эко, свято верим, что произведение должно развлекать - прежде всего своим сюжетом. Когда произведение развлекает, оно пользуется успехом. Тут не поспоришь.

Сюжет – костяк произведения. Очевидно, что без него мы получим бесформенную груду мяса. И то в лучшем случае. За примерами далеко ходить не надо. Возьмем телефонную книгу. У нас масса героев с адресами и телефонами. Целая вселенная, где не происходит ничего - ни одного события!

- Зато есть Полторабатько, - скажет читатель, - который живет на Ново-Сиротской улице.

Теперь - что-то более литературное. Откроем произведения сюрреалистов - Андре Бретона и приверженцев. Покрутим в руках жилистый кусок, сырой, несъедобный, попятимся от «седовласого револьвера»*, не поймем очередной шедевр автоматического письма, но сделаем умное лицо.

Понравилось?

- Ещё бы! – скажет читатель. - Так смело, такого я никогда не видел. Пейзажи мятущейся души, внутренние ландшафты… И отрезанная коровья голова с мухами и личинками. Сама по себе – как концепт. Интересно, что автор хотел сказать? Что красота спасет мир, что мрачное – это позитивное, что мухи чем-то похожи на нас? Что корова – тоже человек?

А потом все равно вернется к недочитанному историческому детективу с лихо закрученным сюжетом. Погрузится в темень Абхазии, перейдет Самбатион и попадет в царство Пресвитера Иоанна**…

Исхиапод- Ой, что это? Маленькое, одноногое… Нет, не собачка… Какой-то Исхиапод… А ещё тут какие-то блегмы, понцы, сатиры-никогда-и-нигде-невидимки… Ну что за бред! Так не пойдет, мы сюр и фэнтези не заказывали. У нас ведь нераскрытое убийство Фридриха Барбароссы.

            Нет, читатель не бросит этот роман. Он уже клюнул, стал добычей автора. «А дальше будь умницей, - говорит Умберто Эко, - и постарайся понять, каким образом я заманил тебя в ловушку».

Понятно – каким! Интересной завязкой, развитием действия… Теперь никакой модернизм, никакая червивая коровья голова - ничто не отпугнет читателя. Он проглотит даже список телефонов. Можно не сомневаться, что он доберется до кульминации и развязки. И скорее всего, останется довольным.

Среднестатистический читатель так любит сюжет, что может читать даже бульварную литературу, где нет ничего, кроме костей. Гораздо реже встречаются читатели-эстеты, которые любят формы. Если произведение ориентировано на них, можно и нужно нарастить мясо. Здесь же могут разгуляться авангардисты. Мы призываем их экспериментировать над формой, а не сюжетом. С помощью коровьей головы можно наловить жирных длинных угрей в реке Самбатион. Пожарить – с лучком и помидорчиками, подать на стол. И тогда читатель простит всё – и «седовласый револьвер», и маленького одноногого исхиапода. 

 

*«Седовласый револьвер» - сборник стихов Андре Бретона.

**Роман Умберто Эко «Баудолино».

Комментарии   

 
0 #4 Сергей Лысенко 13.07.2013 12:10
Цитирую М.Эллиотт:
мне пример короткого рассказа в начале понравился:)
вот ещё подобное, но не так смертельно:)

Кошка судорожно цеплялась за высокую ветку дерева, одновременно задумчиво рассматривая небольшую, начинавшую волноваться толпу внизу. Не то, чтобы она там застряла... Она просто любила пожарников.


Рад, что понравилось. А еще у О.Генри была подобная миниатюра - там шофер прикуривал возле бензобака)
 
 
0 #3 М.Эллиотт 13.07.2013 11:50
прошу извинить:) бы в чтобы предудещего коммента пишется отдельно.
 
 
+1 #2 М.Эллиотт 13.07.2013 11:37
мне пример короткого рассказа в начале понравился:)
вот ещё подобное, но не так смертельно:)

Кошка судорожно цеплялась за высокую ветку дерева, одновременно задумчиво рассматривая небольшую, начинавшую волноваться толпу внизу. Не то, чтобы она там застряла... Она просто любила пожарников.
 
 
0 #1 Сергей Лысенко 13.07.2013 10:36
Во вторник - продолжение этой статьи. "Авария Золушки и распятие троянского коня на Голгофе". Что делать, когда нет сюжета, сколько сюжетов в мировой литературе и при чем тут постмодернизм?
 

You have no rights to post comments

Сейчас 182 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход